Перед тем, как диско-стики и леотарды вторглись в нашу жизнь, до того, как "Born This Way" породил новую породу суперфанатов и "Joanne" прискакала вместе со всеми сердцами мира, первая глава в легенде о Леди Гаге опиралась на немного больше, чем на битах из прошлого, девушке с горящими глазами, которой было нечего терять и в желании получить только поп-культурное господство.

Теперь, спустя десять лет после того, как Гага выплескалась на сцену с ее дебютным синглом «Just Dance» (и открыла новую эру блестящей электропопулярности на мейнстримном радио), "EW" поймал его создателей - давнего продюсера Гаги RedOne и артиста Эйкона, который помог начать ей карьеру через свой лейбл "KonLive", чтобы вместе отпраздновать 10-й день рождения трека 8 апреля. Ниже, расскажем о процессе написания песен, которые почти поместили «Just Dance» в руки других артистов, почему гладкий, узнаваемый вокал Эйкона был заменен новичком Колби О'Донисом в финальной версии, и что значит для них успех этой песни. 

["EW" связался с командой Гаги для интервью, но её представитель сообщил, что она была недоступна в тот момент] 

Артистка из Нью-Йорка, Леди Гага, была подписана, а затем выгнана с лейбла "Def Jam", когда ей было 20 лет. После того, как автор песен Роб Фусари представил её Винсенту Герберту, тот сразу подписал ее на свой лейбл "Streamline Records" в ноябре 2007 года. Именно тогда и началась работа над ее дебютным альбомом "The Fame" вместе с Эйконом и продюсером RedOne.

REDONE: "В то время я выпустил свой первый хит с Kat DeLuna под названием «Whine Up». После этого хита я сказал своему руководству, что хочу работать с популярными артистами. Но они позвонили мне и сказали: «Эй, мы [хотим, чтобы вы работали с] этой девушкой .... Она талантлива, если вы хотите встретиться с ней всего на пять минут. «.... Я встретил ее за пределами здания Sony в Нью-Йорке, и мне понравилась атмосфера, которую я получал! Она сказала что-то типа: «О, Боже мой, я люблю «Whine Up» [Смеется]. За эти пять минут мне показалось, что она такая особенная. И эти пять минут превратились в несколько встреч". [Несмотря на многочисленные попытки, EW не смог связаться с Винсентом Гербертом для комментариев.] 

В тот же день, Гага записала песню “Boys Boys Boys” в студии RedOne "Queens". 


REDONE: "Мы говорили о рок музыке, о Mötley Crüe, об их песне «Girls, girls, girls!», но нам нужны были «Boys, boys, boys!» ... и это создало звучание для всего альбома. Для «Just Dance» я хотел сделать рок-песню с большими барабанами, но вместо гитар сделать синтезаторы. Вот что такое «Just Dance»! Начало песни [синтезаторы] похоже на гитарный аккорд .... Я начал приглашать ее на каждую запись, которая у меня была с другими артистами, но как автора текстов. Но каждый артист пугался ее и просил меня не приводить ее снова. Я помню, как я говорил ей: «Гага, ты невероятный артист, и они чувствуют твою энергию!» Она была настолько креативной, давала им идеи о том, как одеваться и как себя вести, и они начинали чувствовать себя такими ничтожными. И Гага плакала: «Я просто хочу помочь им!» Я сказал: «Да, но сохрани эти идеи для себя. Ты невероятный артист». На одной из этих встреч я представил ее [другу индустрии] Эфе, и в первый раз, когда я сыграл ее музыку, он подумал: «Боже мой, эта девушка - следующая Мадонна!»"

AKON: "Я был поражен ей в целом. Когда я вижу звезду, я просто знаю это. С того момента, как она вошла [во время нашей первой встречи], ее внешность и ее поведение были такими совершенно новыми и свежими. Она была так бесстрашна. Когда я поговорил с Джимми Айовином, с этого момента все зажглось. Мы были в восторге от нее, начали делать записи и начали создавать ей имидж. В то время она занималась музыкой джазового типа, и я думаю, что ей нужно было, чтобы кто-то услышал все это, и посмотрел, что имело смысл в ее идее, ее взгляде, а затем соединил ее с музыкой, которая объединила все это в одну платформу".  

REDONE: "После этого мы записали все эти [легендарные] песни: «Just Dance», «Poker Face», «LoveGame» ... и Эйкон сказал: «Red, попридержи эти файлы. Не отдавай их никому, пока я не приду за ними, потому что я хочу отослать эти песни Джимми, чтобы мы могли помочь ей!»"

Позже, они представили их работу Айовину, который в свою очередь предложил группе Pussycat Dolls записать песню “Just Dance” для их альбома "Doll Domination". 

AKON: "У меня был заключен контракт на песни для "The Pussycat Dolls", и я просто не мог не представить им эту песню, поэтому я попросил RedOne доделать эту песню ... ведь «Just Dance» изначально предполагался для "The Pussycat Dolls", но когда мы закончили её, невозможно было представить, чтобы «Just Dance» достался им".  

REDONE: "Мы встретились с Джимми, и он услышал песни. Он сказал: «Мне нравится песня. Могу ли я отдать ее The Pussycat Dolls?» И Эйкон подумал: «Нет! Это для Гаги! Она может быть следующей большой певицей!» Джимми сказал: «Ладно, но есть одна проблема: у меня проблема с [сходством Гаги] с ее высочеством». Я подумал: «Это кто, кто это ее высочество?» И он сказал: «Гвен Стефани. Она напоминает мне о Гвен Стефани.» И Эйкон сказал: «Нет, она совершенно другая!»" [EW говорила с Айовином. Хотя он не хотел, чтобы его цитировали напрямую для этой истории, он чувствовал, что и Эйкон, и RedOne были верны в выражении желания сохранить песню для Гаги.] 

Желание Гаги экспериментировать в студии создало мгновенную химию и скорость, после которой, ее альбом "The Fame" был завершен спустя месяц и выпущен через лейблы "KonLive", "Interscope", "Streamline" и "Cherrytree".

AKON: "Буквально каждая песня, которую мы писали, была написана за 30 минут. Это словно химия. "The Fame" был сделан через 30 дней: миксованный, смастерованный и готовый выпуститься. Это была еще одна причина, по которой я был так рад работать с ней, потому что идеи и вещи, которые она генерировала, были такими свежими и новыми. Мы открыли наши умы и пробовали всё. Никаких планок, никаких барьеров, все, что мы чувствовали было хорошо, что бы мы ни хотели сказать, мы это сказали. Это был первый раз, когда ей никто не рассказывал, что она должна делать или как она должна это делать".

REDONE: "Она напомнила мне артиста, который был источником вдохновения в звучании Гаги - ее имя Лейла Ки, из Швеции. Я сказал: «Гага, я хочу сыграть для тебя этого артиста, потому что, если мы сможем сделать то, что делала она и сделать это по-современному, мы сможем изменить мир». Именно так я и хотел сделать альбом, который был другим  - с синтезаторами, большими барабанами, большими хуками - но с отношением Гаги, вдохновленным Лейлой Ки"

Эйкон чувствовал, что "Just Dance" станет всемирным хитом, поэтому он записал свой хук для песни, но лейбл запретил выпускать её

AKON: "Изначально, я должен был быть на этой песне, но "Universal" не одобрил мой вокал. [Несколько контактов в Universal и Interscope не отвечали на запрос EW для комментариев.] Это был сумасшедший момент ... поэтому я попросил Колби О'Дониса записать свой вокал на мои слова. Но в песне по-прежнему слышен мой бэк вокал, потому что он не считается как дуэт. Это было из-за политики, огромная конкуренция между Interscope и [материнской компанией] Universal, и мне нравится думать, что потому что я заявлял о своей записи в "Interscope" вместо [непосредственно с] Universal, где я фактически был подписан как артист, они как бы пытались меня вернуть. Вокруг были сплошные разборки и я не хотел бороться с ними. Песня была закончена, она была готова пройти весь путь, не включая двух дней, которые остались для того, чтобы мы сняли видео, и вот мы получили уведомление о том, что мы не смогли получить разрешение. Это был огромный шок для Гаги [потому что] это был ее первый мегапроект и ее первый реальный момент!" [О'Донис не ответил на просьбы о комментариях.] 

REDONE: "Мы выпустили песню [8 апреля 2008 года], и людям потребовалось много времени, чтобы полюбить ее. Она не была сразу принята в Америке, но она стала № 3 сразу же в Швеции, потому что это страна поп-музыки, и им она нравилась!"

AKON: "Мой девиз всегда заключался в том, чтобы не помещать ярлык на любую запись, и пусть она найдет свою аудиторию. Это была одна из самых больших проблем, даже в самом начале, она очень долго становилась хитом на радио. Мы пробовали работать с радио в США, но они не брали ее, потому что она звучала как песня 80-х годов, и это не было [популярным] звучанием в то время. «Just Dance» не соответствовал формату. Это не была песня, которую ди-джей мог играть до или после любой песни, которая была бы лучшим хитом в тот момент. 

Мы вылетели в Великобританию и попытались сделать что-то там, но это не сработало. Когда мы отправились в Канаду, там всё сработало. Там есть международная толпа, более смелая, готовая слушать, и там Гага поймала свои радиоволны. Затем, США поймали их и это изменило всю игру и создало новое движение [особенно] на Западном побережье и в Сан-Франциско, где толпы были действительно эклектичны и дали ей шанс. Гей-сообщество восклицали: «Эта запись - гимн!», и они поддерживали ее с этого момента, и это стало ее основной аудиторией. Оттуда все поймали волну".

AKON: "На радио звучали одни и те же песни с однообразным звучанием ... у вас появился совершенно новый артист, выходящий с чем-то свежим! Мы не пытались протолкнуть ее с помощью людей занимающихся поиском перспективных музыкантов. Мы позвоили аудитории выбирать. Это было [то, что я сказал] на каждой станции, к которой я пошел. Я подумал: «Я знаю, что у вас, ребята, есть определенный плейлист, который вы настроили, но может ли эта запись звучать не так, как будто все будет выбрано аудиторией? Просто дайте нам честный выстрел! Вам не нужно давать нам полный оборот, просто включайте его один раз в неделю. Отдайте его аудитории и дайте им принять решение!» Потребовался почти год, чтобы песню полюбили [в США]. Когда мы начали промо-тур лейбла "Interscope", мы не получили полную отдачу, поэтому, я взял ее на мой личный промо-тур для моего альбома. Мы не могли сдаться. Я отказался от своей части, потому что знал, что она большая звезда; это было просто вопросом станций, дающих ей шанс. Я счастлив, что сделал это. В конце концов, это открыло новый жанр и волну музыки. Это стоило драки!"

REDONE: "Каждый раз, когда я слышу песню, это похоже на вчерашний день. Это так красиво. Это песня, которая изменила нашу жизнь. Тексты песен написала Гага. Я не могу поверить в гениальную лирику. Она приходит к ней так быстро. Я люблю совершенство, и она дает вам совершенство каждый раз. Она машина! Это испортило меня, потому что все, с кем я работал, были талантливыми и известными во всем мире, они [не могли] сравниться с ней, Гага испортила меня своей классной и гениальной лирикой. Я помогал ей словами здесь и там, но я не могу сказать, что написал или со-написал «Just Dance», но я могу принять во внимание мелодии, аккордовые прогрессии и продакшн".

AKON: "Артисты, у которых есть дверь, открытая для того, чтобы они были собой, - это те артисты, которые побеждают. Их мнения должны быть первым, что должно иметь значение. Компании, занимающиеся записью, участвуют и пытаются сказать вам в каком в одном направлении для этого звучания вам нужно идти или попробовать что-то еще для определенного количества хит-записей, это дерьмо. Речь идет о том, если вы принесете что-то новое в игру, и оно работает, все остальные будут цепляться и попытаться сделать то же самое. Если вы тот артист, который создает, у вас есть долговечность в бизнесе, и это дает вам творческий потенциал и свободу попробовать что-то новое и новое, и оно всегда работает". 

REDONE: "Люди всегда говорят мне: «Боже мой, я всегда думал, что она произносит "красное вино!" (red wine)» Это история моей жизни, о том, что весь мир думает, что она говорит «красное вино!» Особенно, потому, что Гага поет: «Я немного перебрала» в начале. Люди думают, что она говорит об алкоголе! Как будто у нее было слишком много красного вина. Я до сих пор счастлив, что мы сделали историю, поэтому мне все равно! Это прекрасная вещь, в которой я был. Мы создали историю, которая будет длиться вечно".